Мартовское ослабление рубля отразится на динамике инфляции слабее, чем в предыдущие случаи негативных шоков - ЦБ РФ



Ослабление национальной валюты в марте 2020 года может отразиться на динамике инфляции слабее и позже, чем в предыдущие случаи негативных шоков курса рубля, говорится в проекте "Основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики на 2021 год и период 2022 и 2023 годов".

"В 2020 году на эффект переноса валютного курса заметное влияние оказали меры, принятые для предотвращения распространения коронавирусной инфекции. Практически полное отсутствие импортных услуг сокращает величину переноса обменного курса в инфляцию, а перебои в поставках некоторых непродовольственных товаров приводят к тому, что указанный эффект реализуется с большим временным лагом. Таким образом, ослабление национальной валюты в марте 2020 года может отразиться на динамике инфляции слабее и позже, чем в предыдущие случаи негативных шоков курса рубля", - отмечает Банк России.

На мировых финансовых рынках в первом квартале 2020 года произошел скачок волатильности, связанный с крайне высоким уровнем неопределенности относительно последствий пандемии и принимаемых ограничительных мер. Увеличение спроса на защитные активы в феврале-марте привело к значительному ослаблению большинства валют, включая российский рубль, к доллару США. В апреле-мае снижение курса рубля отчасти было нивелировано, чему способствовали стабилизация на мировых финансовых рынках и продажа валюты в рамках механизма бюджетного правила, а также от сделки по продаже пакета акций Сбербанка (MCX:SBER).

Регулятор обращает внимание, что в последние годы заметно изменились условия, в которых происходит перенос динамики обменного курса рубля в ценовую динамику. Изменения валютного курса переносятся в инфляцию через цены на импортируемые и экспортируемые товары. При этом ослабление рубля имеет большее влияние на инфляцию, чем его укрепление.

"Такой эффект называется асимметрией переноса курсовой динамики в цены. В его основе лежат номинальные жесткости: отсутствие в экономике возможности быстро изменять номинальные параметры (в первую очередь - заработную плату, цены на товары и услуги естественных монополий). Также стоит отметить, что на величину переноса курсовой динамики в цены влияет и масштаб ослабления (или укрепления) валюты, так как производители и потребители могут по-разному реагировать на слабые и сильные изменения курса. Такой эффект называется нелинейностью переноса и предполагает изменяющуюся во времени реакцию цен на курсовые колебания", - отмечается в документе.

Оценки Банка России подтверждают асимметрию эффекта переноса в краткосрочном периоде (в пределах двух кварталов) - чувствительность потребительских цен к укреплению рубля слабее, чем к ослаблению. При этом в долгосрочном периоде такой эффект не обнаружен.

Максимальная (по абсолютному значению) краткосрочная полуэластичность инфляции по снижению курса рубля наблюдалась в конце 2014 - начале 2015 года, в период усиления курсовой волатильности, что соответствует опубликованным ранее оценкам. Краткосрочная полуэластичность инфляции по укреплению рубля на всем временном горизонте низкая и изменяется незначительно. В 2016-2018 годах по мере адаптации экономики к новым условиям чувствительность инфляции к ослаблению рубля значительно снизилась. Однако со второй половины 2017 года эластичность цен по изменению курса несколько возросла, что может быть связано с ростом санкционного давления и общим повышением внешнеэкономической неопределенности. На более длинном временном горизонте эффект от укрепления рубля аккумулируется, делая перенос курсовой динамики в цены симметричным. Полуэластичность инфляции по изменению курса рубля находится в пределах 0,1.