WSJ: Дешевый кредит не привел к высоким капрасходам в США

WSJ: Дешевый кредит не привел к высоким капрасходам в США

Amazon

© AP

МОСКВА, 20 ноя — Dow Jones. Одна из главных финансовых загадок прошедшего десятилетия – почему компании не воспользовались самыми дешевыми кредитными ресурсами в истории, чтобы увеличить инвестиции.

Существует масса теорий, большинство из которых ошибочны: низкую инвестиционную активность объясняют тем, что компании предпочитали тратить деньги на выкуп акций, краткосрочными приоритетами акционеров, монополистическим поведением и жадностью гендиректоров.

Есть двойственное альтернативное объяснение: слабый экономический рост сделал новые производства непривлекательными, в то время как новейшие прорывные технологии, в которые инвесторы были готовы вкладывать деньги, не требовали больших инвестиций.

Чтобы понять, как трудно дешевым деньгам проникнуть в реальную экономику через корпоративные инвестиции, стоит посмотреть на лидеров и аутсайдеров на рынке акций. Акционеры справедливо опасаются за экономику, которая растет самыми медленными среднегодовыми темпами более чем за 50 лет, и одновременно испытывают энтузиазм насчет новых прорывных технологий. Компании, чья экспансия зависит от темпов экономического роста в развитом мире, обладают более слабыми перспективами и потому испытывают дефицит капитала. При этом деньги потекли в новые технологические компании – и в значительной степени были потрачены на те цели, которые не считаются инвестиционными: наем программистов, продвижение брендов и субсидии клиентам.

Победителями на фондовых рынках стали компании с наименьшим уровнем риска и с эффективными операциями, способными расти несмотря ни на что, и наиболее быстро растущие фирмы, например FANG, т. е. Facebook<FB>, Amazon, Netflix и Google (в настоящее время – Alphabet). Обе группы компаний могут с легкостью привлекать капитал, но только вторую группу акционеры стимулируют этот капитал тратить – однако в большинстве случаев новые технологии не требуют больших капзатрат.

Google вскоре предложит клиентам расчетные счета

Акционеры (и главы компаний), не видя больших возможностей для роста, все-таки пользуются преимуществами дешевого кредита, но исключительно финансовым способом. Беря пример с инвестфондов, компании привлекают долг, чтобы профинансировать выкуп собственных акций или выплату специального дивиденда. В свою очередь инвесторы могут вложить эти деньги в другие акции (или потратить их иным способом).

Однако этот процесс может зайти слишком далеко, как выяснил Уоррен Баффет на примере Kraft Heinz, которая привлекала долг, но расходовала слишком мало средств на поддержку собственных брендов. В целом, надежные и «скучные» компании не обладают существенными возможностями для роста, которые оправдывали бы большие заимствования, в то время как слабость экономики означает сокращение возможностей для циклических компаний.

С акциями роста происходит все с точностью до наоборот. Если основатель-гендиректор получит деньги, есть шанс, что у него уже возникла смелая идея насчет того, как их потратить. Это особенность быстро растущих компаний. К сожалению, рискованные и быстро растущие компании финансируются в большей степени за счет акционерного, а не долгового капитала – хотя в необычных условиях прошедшего десятилетия некоторые такие фирмы, например, Netflix, были вынуждены привлечь долг.

Главной ошибкой инвесторов стало то, что они стимулировали горнодобывающие компании тратить дешевые деньги на все более масштабные проекты в период бурного экономического роста в Китае. Когда рост в Китае замедлился, главы этих компаний были отстранены, инвестиции в горнодобывающий сектор резко сократились, а цены акций упали.

Дешевые деньги также вкладывались в финансируемые за счет долга сланцевые нефтяные проекты в США. Большая часть этих инвестиций была потеряна во время волны банкротств на фоне обвала цен на нефть.

Все это имеет смысл и с макроэкономической точки зрения. Сами по себе корпоративные инвестиции не так уж малы. Частные инвестиции в основной капитал (исключая жилье) в размере 13% от ВВП в 3-м квартале находятся примерно на том же уровне, что и в 1987, 1997 и 2007 годах, хотя и ниже пикового уровня каждого бизнес-цикла (и ниже, чем в 2014 году, на максимуме текущего цикла до кризиса в сланцевом секторе).

Поскольку экономика растет медленнее, чем в ходе предыдущих циклов, а новые технологии не требуют слишком больших капиталов, неудивительно, что капрасходы остаются умеренными.

— Автор James Mackintosh, James.Mackintosh@wsj.com; перевод ПРАЙМ; +7 (495) 645-37-00; dowjonesteam @ 1prime.biz

Dow Jones Newswires, ПРАЙМ



При подготовке статьи были использованы материалы: 1prime.ru